Полезные Статьи

Со стоматологом — как с духовником

Со стоматологом — как с духовником
Комментарии к записи Со стоматологом — как с духовником отключены

Мужские зубы отличаются от женских, или это миф?

Конечно, отличаются. Форма, цвет зубов, их положение в че­люсти — важные антропоме­трические показатели, которые отличают не только мужскую и женскую популяции, но и каж­дого человека: вас от меня, меня от другого мужчины, например пресс-секретаря, сидящего на­против. Собственно говоря, по этим признакам можно опознать человека.

То есть по черепу и челюс­тям можно безошибочно определить, мужчина это или женщина. В чем кон­кретные различия?

Прежде всего, в толщине костной ткани — у мужчин она массивнее, имеет более плотную структуру. Да и само строение мужского че­репа и челюстей визуально отличается от женского — соотноше­нием размеров и пропорциями.

Есть ли типично мужские стоматологические заболевания?

Наверное, чисто гендерных за­болеваний в стоматологии нет. Последние 40-50 лет исследова­ния заболеваний ведутся сто­матологами, как и другими уче­ными, на базе больших репре­зентативных групп. Кариес, па­родонтит, другие заболевания, связанные с потерей зубов, — все это исследуется в группах, где помимо возрастного зало­жен, конечно, и гендерный фак­тор: встречается то или иное за­болевание чаще у женщин или у мужчин. В разных возрастных группах мы можем говорить о достоверных различиях в ин­тенсивности того или иного сто­матологического заболевания, а в гендерных группах можем говорить лишь о тенденциях.

Какие стоматологические заболевания чаще встречаются у мужчин?

Кариес, например, у мужчин и у женщин в разные возрастные периоды имеет разные тенден­ции. В популяции отмечается, что у мужчин кариес чаще встре­чается в молодой возрастной группе — до 20 лет. А в средней — у женщин, что, скорее всего, свя­зано с деторождением. У мужчин этой группы все достаточно ста­бильно. После 40 лет нас всех — и женщин, и мужчин — настига­ет пародонтит, но у женщин он встречается несколько чаще.

То есть в целом у мужчин от природы ситуация с зубами получше?

Если оценивать популяцию в целом — наверное, да.

С детства мы слышим «не ешь много сладкого». Кроме чистки зубов отказ от слад­кого — единственная форма профилактики?

В природе у животных, которые не едят кулинарно обработан­ную пищу, кариес практически не встречается. Почему дикой собаке не надо чистить зубы? По­тому что ее пища термически не обработана — в ней много клет­чатки, которая сама по себе является очищающим элементом, то есть чистит зубы в процессе жевания. А мы, люди, привык­шие кулинарно обрабатывать пищу, платим за это необходи­мостью два раза в день чистить зубы, чтобы удалять налет, ко­торый образуется из пищи. При термической обработке разру­шается клетчатка, крахмалы, по­падая в полость рта, расщепля­ются до углеводов, и микроор­ганизмы, усваивая их, образу­ют налет, разрушают ткани зуба и приводят к воспалению десны. При этом выделяемые ими кислоты разрушают самую твердую ткань в организме человека по-разному. Это зависит от индиви­дуальных особенностей, связан­ных с наследственностью, а так­же с ее структурой и кариесорезистентностью. Чем больше в ней фторгидроксиапатита, тем она выше, а следовательно, карие­са меньше, — и наоборот. Важ­ную роль также играет качество и количество слюны. Чем боль­ше в ней кальция и белка для транспорта в эмаль, тем быстрее эмаль восстанавливается.

То есть в устойчивости эмали гендерный фактор как таковой отсутствует?

В исследованиях разных ученых такой взаимосвязи выявлено не было. Хотя у женщин и мужчин разная толщина эмали, да и цвет дентина. Стирание зубов тоже происходит по-разному за счет более абразивного характера пищи у мужчин — мясо, орехи. Более мощные челюсти и более сильные жевательные мышцы приводят к ранней относительно женщин истираемости зубов.

Что специфического в строении мужского зуба?

Мужские зубы больше по разме­ру, имеют больше фиссур — боро­здок на жевательных поверхнос­тях. Хотя еще раз оговорюсь — зубы двух мужчин тоже будут от­личаться между собой. Строение зуба зависит даже от характера пищи предков. У нас была защи­щена прекрасная диссертация о строении зубов ненецких на­родов, практикующих сыроеде­ние. Их зуб более фестончатый, чем среднестатистический евро­пейский, имеет больше фиссур и бугорков. Почему? Потому что он предназначен для разжевыва­ния волокон сырого мяса. У муж­ских зубов относительно женских в среднем тоже больше бугорков, больше фиссур. Больше фиссур — значит, чаще застревает пища, следовательно, как мы и говори­ли выше, у мужчин больше шан­сов развития кариеса, особенно в молодом возрасте, когда эмаль не сформировалась. Разумеется, речь только о тенденции, но она, безусловно, есть.

Значит ли это, что мужчинам чаще надо использовать, к примеру, зубную нить?

Я противник повального увлече­ния зубной нитью. Она должна применяться только тогда, когда нарушено зубоэпителиальное прикрепление, а не будучи сто­матологом, человек определить это не может. Зубную нить и зуб­ной ершик можно применять только по рекомендации стома­толога и только в тех местах, на которые он указал. Иначе вы бу­дете травмировать десну — кста­ти, точно так же ее травмирует зубочистка. В норме десневой сосочек – ткань десны в межзуб­ном промежутке — плотно при­легает к зубу, здесь очень слож­ное соединение, которое защи­щает этот участок. Если вы начи­наете бесконтрольно орудовать нитью, то, естественно, каждый раз травмируете эту область, и она уходит, то есть начинается воспаление, и ткань поднимает­ся. Если у вас стоит пломба, если десна уже поднялась выше и там появляется пространство, которое визуально заметно, и там застревает пища, — тогда да. Но просто так этого делать не надо. Почему? Потому что зубной аппа­рат устроен так, что пищевой ко­мок скользит, контактный пункт между зубами не позволяет там застревать пище. Застревает? Значит, необходимо убрать зуб­ные отложения, которые мешают прохождению пищевого комка.

Вернемся к профилактике: неужели за столько десят­ков лет ничего не придума­ли, чтобы уберечь зубы?

Ну почему, придумали, и доста­точно давно. В Советском Сою­зе в качестве профилактики ак­тивно использовалось фтори­рование молока, фторирование воды. Именно фтор изменяет свойства гидроксиапатита — основного компонента эмали зуба, — делая его более устойчи­вым к кислоте. Когда мы добав­ляем в пищу, в воду или в зубную пасту фтор, образуется фтор- гидроксиапатит — устойчивый к кислотной среде и, соответст­венно, не дающий развиваться кариесу, это доказано научно.

Фтор — это панацея?

К сожалению, нет, у его приме­нения есть оборотная сторона. Фтор — это клеточный яд, и если его концентрация превышает определенный уровень, разви­вается другое заболевание — с поражением уже тканей зу­бов — флюороз. Поэтому в про­грамме профилактики ВОЗ была четкая регламентация: не бо­лее одного миллиграмма на литр. Так что это не панацея. Па­нацея — гигиена полости рта и коррекция питания.

То есть никакого чудо-средства не придумали?

Мне известно, что ряд ученых работают над вакциной против кариеса. Я лично к этому отно­шусь с некоторым скепсисом, но во всяком случае такие иссле­дования ведутся.

Что вы скажете о пастах для отбеливания табачных пятен, зубных порошках для курильщиков?

Отбеливающие пасты имеют в своем составе соду — ту самую, которую домашние хозяйки всегда считали хорошим абрази­вом. Такие пасты просто механи­чески убирают поверхностный налет. Это полезно или вредно? Я считаю, вредно. Безвредной, и то относительно, можно счи­тать только профессиональную систему отбеливания, в которой контролируются процессы деми­нерализации или абразии. Есте­ственно, абразивную пасту нель­зя применять постоянно, это не ежедневное развлечение — зубная эмаль, к сожалению, имеет свойство стираться. Постоянное использование таких средств может привести к клиновидным дефектам и повышенной чувствительности эмали. Возьмите наждачную бумагу и начните ею что-то чистить изо дня в день — в конце концов вы это сотрете.

Верно ли утверждение, что кровоточивость десен — главный признак пародонтоза?

Пародонтита. Пародонтоза нет.

Что значит — нет? Нет такого слова?

Слово есть, заболевания нет. Раньше считали, что есть паро­донтит и пародонтоз. Пародон­тит подразумевал воспали­тельное заболевание, а паро­донтоз — дистрофическое. Но исследования доказали, что дистрофического заболевания нет, есть только воспалитель­ный процесс, ведущий к потере зуба. Что касается вашего вопро­са, то кровоточивость десен — лишь симптом, который может быть связан с самыми разными причинами: например, имму­нодефицит, включая ВИЧ и СПИД, обязательно сопровождается кровоточивостью десен. Ее при­чиной может быть также нехват­ка витамина С, но чаще всего кровоточивость действитель­но связана с воспалением в пародонте — с гингивитом как начальным заболеванием и па­родонтитом, который продол­жает это заболевание, когда вос­паление затрагивает и костную ткань, и опорную структуру зуба.

Стоматология, наверное, одна из самых технологич­ных областей медицины. Какие новшества вы считае­те самыми значимыми в ва­шей области?

Я назвал бы три ключевые по­зиции. Первая связана с обез­боливанием. Сегодня препара­ты, которые применяют стома­тологи, полностью снимают все болевые моменты в полости рта минимальными дозами, абсо­лютно безопасными для человека. Такой наркоз позволяет де­лать практически все, включая даже очень сложные операции. И, к сожалению, случай, который произошел в Санкт-Петербурге, когда пациент скончался после погружения в медикаментозный сон, мне представляется прежде всего проблемой врача, предло­жившего такое обезболивание. Сегодня нет такого стоматологи­ческого вмешательства, для ко­торого нужен общий наркоз. Но­вое поколение препаратов мест­ного обезболивания вывело сто­матологию на совершенно иной качественный уровень лечения.

Тем не менее, множество людей — преимуществен­но мужчин — бесконечно откладывают поход к зубному врачу исключительно из-за сохранившихся с советских времен детских страхов пе­ред бормашиной.

Если я вас сейчас неожиданно схвачу за руку, вы испугае­тесь, потому что не знаете, что я дальше буду делать. Для пациента потенциально воз­можная боль — это ситуация психологического дискомфор­та. И задача врача — не подхо­дить к пациенту как к случайно­му незнакомцу, а расположить к себе, найти compliance — точку согласия врача и пациента. Я го­ворю на основании своей прак­тики: у меня человек в кресле полностью расслаблен, даже тот, у которого само слово «стомато­логия» вызывает ужас, не гово­ря уже о звуке бормашины. Все это связано с комплексом психоэмоционального воздействия. Конечно, проще пустить препа­рат по вене и сделать с пациен­том все, что ты хотел. Но качест­во работы от этого будет страдать однозначно: пациент в сонном состоянии ведет себя хуже, хуже открывает рот… Сегодня именно благодаря обезболиванию в на­шей области произошел огром­ный прорыв.

Какой еще важный поворотный пункт в развитии стоматологии вы хотели бы отметить?

Второй пункт — технологии. Их в стоматологии действительно великое множество, начиная от светокомпозиционных пломб — композитов, которые пришли в нашу практику 25 лет назад. Речь о материалах, которые хи­мически и структурно наибольшим образом подходят для вос­становления утраченных тканей зуба. Сегодня мы на пороге эпо­хи 3D-принтеров, которые сей­час только выходят на рынок, 3D-печать позволяет печатать протезы. Уже работает система CAD/CAM, когда протез вытачива­ется, выпиливается по оптиче­скому слепку роботом, установ­кой, компьютером, принтером — называйте как хотите. И третий важнейший пункт в развитии нашего дела — это имплантоло­гия. Две трети нынешних паци­ентов 30 лет назад, придя в кли­нику, скорее всего получили бы полный съемный протез, а се­годня после качественного ор­топедического лечения они нор­мально жуют, имеют красивую улыбку и чувствуют себя абсо­лютно так же, как и мы с вами.

Я знаю, что ваш университет вместе с японскими вузами занимается клеточными технологиями. Когда уже сбудется мечта, когда нам начнут выращивать зубы?

На самом деле японцы уже с 2007 года выращивают зубы у крыс. У них неплохие результаты в ча­сти программирования клеточ­ных популяций. Мы в этом пла­не — с учетом того, что в России долгие годы клеточные техноло­гии были запрещены, — сильно отстали. Зато сейчас у нас разра­батывается технология клеточ­ного 3D-принтинга, который по­зволит нам, в отличие от япон­ских коллег, формировать сразу матрикс — собственно фоллику­лу зуба — и печатать в этом мат­риксе клетки. Это стык 3D-принтинга и клеточных технологий. И то, что японцы делают на мы­шах и крысах, мы, в принципе, сможем делать непосредственно человеку.

Хотя бы приблизительно: когда это случится?

Если исследования пойдут в том темпе, который мы планируем, то через три-четыре года состоится переход к клиническим иссле­дованиям, и еще через 7-10 лет эта технология станет доступной.

Давайте поговорим о том, как сосуществуют зубы и спорт. Биодобавки, спортивное питание влияют на состояние зубов?

Я не видел серьезных исследо­ваний в этой области. Если био­добавки и питание, которое по­лучает спортсмен, выравнивают минеральный обмен, это хоро­шо. Что плохо? Одним из самых вредных продуктов для зубов являются сладкие газированные

напитки. И если в качестве доба­вок используются разного рода энергетические напитки — это оказывает нехорошее воздейст­вие на зубы. Разумеется, напит­ки, в состав которых входит за­менитель сахара, не так вредны. Но, к сожалению, далеко не всег­да то, что написано на баночке, соответствует реальному соста­ву ее содержимого. Организм ре­агирует на сладкий напиток как на любую сладкую пищу: микроорганизмы зубных бляшек, по­лучая сахар, начинают активно работать, производя целый на­бор органических кислот, кото­рые разрушают зубы. И чем чаще мы пьем такие напитки, тем больше мы подвержены риску развития кариеса. В целом надо понимать, что увлечение любы­ми — не только спортивными — диетами, нарушает минераль­ный обмен. Замедляется про­цесс реминерализации — естест­венного восстановления эмали зубов. И конечно, таким людям состояние зубов необходимо контролировать дополнительно.

Есть немало людей, кото­рые, заработав какие-то приличные деньги и решив инвестировать их в свою улыбку, заменяли практи­чески здоровые зубы на виниры или даже импланты: «чуть-чуть потерплю, зато красиво, а главное, боль­ше никогда лечить не надо». Что вы об этом думаете?

Считаю, что стоматологическое лечение должно быть прежде всего необходимым. Погоня за внешней эстетикой, которую вы описали, плоха не потому, что вы тратите много денег, — она опас­на тем, что нарушает стабиль­ность всей зубочелюстной системы. Надевая коронку, вы снача­ла обрабатываете зуб — неважно, депульпируете его, то есть уда­ляете нерв, или нет. Естествен­но, препарируя ткань зуба, вы ее ослабляете, а значит, всегда имеете риск осложнений. Потом вы надеваете на зуб некоторую искусственную конструкцию — она тоже имеет свойство спустя какое-то время приходить в не­годность. Депульпируя зуб, вы увеличиваете риск его потери — можно перфорировать стенку корневого канала, можно сло­мать инструмент — много чего может произойти. То есть в лю­бом случае такие манипуляции увеличивают риск, но не улуч­шают долгосрочный прогноз со­хранности — не конкретного зуба или группы зубов, а всей зубо­челюстной системы. Именно так поступает тот, кто имел здоро­вый зуб и удалил его или обто­чил и надел коронки на фрон­тальную группу зубов не потому,

что зуб был весь в пломбах или его нельзя было спасти, а просто потому, что ему не нравилось, как зуб выглядел. Да, многие мои коллеги готовы предоставлять такого рода услуги, но я убежден, что лечить надо только тогда, когда действительно надо. И бо­роться за эстетику, когда есть ме­дицинские показания. Руковод­ствоваться здравым смыслом, а не сиюминутным желанием пациента чуть-чуть выровнять, чуть-чуть увеличить, чуть-чуть осветлить. Зубы не волосы, ко­торые можно покрасить сегодня в рыжий, завтра — в каштановый, а послезавтра — в черный цвет.

Кстати, про покрасить. Что нового происходит в техно­логиях отбеливания?

Отбеливание — достаточно дав­няя история. Начиналось все чуть ли не с перекиси водоро­да, потом, естественно, мето­дики стали совершенствовать­ся. Сегодня наиболее популярно лазерное отбеливание, которое позволяет убирать пигменты в поверхностных слоях эмали.

Это безвредно?

Безвредного вмешательства в жизнь организма вообще не бывает. Когда человек переста­ет это понимать, он делает мно­го глупостей.

Каковы побочные эффекты лазерного отбеливания?

Такие же, как абразивного и хи­мического: оно нарушает струк­туру эмали, а значит, снижает ее прочность, приводит к исти­ранию. В процессе отбеливания мы подвергаем эмаль в той или иной степени химической абра­зии — протравливаем, чтобы от­белить поверхностный слой, а потом запечатываем специ­альными препаратами. Но это искусственное покрытие, не природное, а все, что не дано нам от природы, имеет срок годности. Да, отбеливание мож­но проводить, но не так часто, как многие это делают: возведя его в ранг какой-то регулярной косметологической процедуры.

Есть какая-то оптимальная частота?

Спросите меня: «ОлегОлего­вич, сколько раз вы отбеливали зубы?» Ни разу, и не считаю это для себя нужным. Не потому, что я главный стоматологи специа­лист, который в этом разбирает­ся. Просто я хочу выглядеть есте­ственно. Когда я вижу так назы­ваемую голливудскую улыбку, для меня человек превращает­ся в куклу. Я люблю эстетически красивый рот с правильными формами, при этом считаю, что небольшой поворот зуба, какая- то трещинка, даже пломба со­здают определенный шарм. Но это мое мироощущение, а кому- то очень важно, чтобы зубы были как солдаты в белой форме и стояли ровно, один к одному.

Что важного, в завершение разговора об уходе за зуба­ми, вы можете посовето­вать нашим читателям кро­ме базовых вещей «не ешь сладкого, чисти зубы два раза в день, не бойся ходить к зубному врачу».

Прежде всего, найти своего сто­матолога. Извините за сравне­ние, может быть, не всем оно понравится, — это как с духов­ником. Стоматолог должен быть один на долгий период, если не на всю жизнь. Он должен на­блюдать пациента и состояние его зубов, знать историю, спе­цифику, индивидуальные про­блемы человека. Поход к зуб­ному врачу — не разовый визит, как к парикмахеру: пришел, по­стригся, ушел, человек тебя не видит в развитии, не понимает.

Я снова повторю любимое слово compliance — соответствие, со­дружество врача и пациента по сохранению здоровья пациента. Если этого нет, появляются навя­занные услуги, переплаченные деньги и обманутые надежды.